«И долог век любви…»: Два праздника, или разговор о любви

 

«И долог век любви…»:

                 Два праздника, или разговор о любви                                                                                                                                                                                            Андрюшина С.В., зав. Православной библиотекой

храма Преображения Господня в Богородском

   

«Душа человеческая не может жить без праздника. Без   праздника    она тоскует … У всякого праздника есть своя история, свой смысл и, соответственно, своя духовная направляющая. Бездуховного праздника не бывает», — пишет А.Николаева в статье «День семьи, любви и верности» (10, с. 34).

            Попробуем и мы разобраться в духовной направляющей двух новых для современной России праздников: День всех влюблённых и День семьи, любви и верности, используя различные литературные и публицистические источники.

            Итак, как верно подметила А.Николаева, душа человеческая тоскует без праздника. Особенно она тоскует в какие-то переломные моменты жизни человека или целого общества. В такие моменты душа ищет опоры, взаимопонимания, любви. Впрочем, в человеке всегда живёт стремление к любви, жажда любви. В русском языке слово любовь многогранно. Это и духовная, и чувственная любовь, и любовь к ребёнку, и любовь-дружба, и любовь к Родине, и ещё много всевозможных проявлений и оттенков любви.

            Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов, названный Апостолом любви, так рассуждал об этом чувстве: «Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь … Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас» (1 Ин 4: 7, 8,12).   Однако вернёмся к заявленной теме. В 90-е годы, когда страна лишилась какой-либо идеологии, когда подвергались осмеянию и поруганию национальные традиции, в молодёжную среду с Запада ворвался праздник День всех влюблённых, или День святого Валентина. На телевизионных экранах замелькали кадры, снятые то где-то в Латинской Америке, то в Юго-восточной Азии, показывающие, как там  отмечают этот праздник. На прилавках магазинов появились заграничные мягкие игрушки-зверушки с сердечками-подушками, открытки-«валентинки» в блёстках, воздушные шарики в форме сердечек. С поощрения педагогов новый праздник проник и в школьную среду. Так, день 14 февраля в России стал неофициальным праздником как для влюблённых, так и невлюблённых. К сожалению, в то время никто не озаботился разобраться в том, что это за праздник, какая имеется связь между святым Валентином и массовыми поцелуями, тиражируемыми на телеэкранах. Телевидение и радио как-то невнятно сообщали, что, вот мол, жил когда-то католический монах Валентин, который тайно венчал влюбленных. Скорее всего, это был лишь пересказ сюжета «Ромео и Джульетты» В. Шекспира. История же предоставляет нам следующие факты.

            В III веке, во времена правления императора Аврелиана, в Умбрии (Италия) пребывал епископ Валентин,  прославившийся особой верностью учению Христа и исцелением недужных, от  которых уже отказались  врачи. За то, что он своими проповедями обращал язычников в христианство, епископ Валентин по приказу императора был  заключён в темницу, а затем обезглавлен в Риме. Верные последователи епископа Валентина похоронили его в Интерамне (современный Терни). Это произошло около 273 г. Вскоре епископ Валентин Интерамнский был причислен к лику святых. А поскольку это событие произошло до разделения Церквей, он почитается и католиками, и православными. Только католики отмечают его память 14 февраля, а православные 12 августа (15).                                    День всех влюблённых связан со святым Валентином только календарно, также как, например,  в России праздник Купалы  с Рождеством св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. Таким образом, этот праздник является отголоском языческих обычаев. Со временем старинные обычаи трансформировались, облеклись в иную форму, но сохранили так или иначе тот чувственный характер, который был характерен для древнеримских луперкалий, отмечавшихся в середине февраля и ставших прообразом Дня влюблённых (10). Традиция праздновать день св. Валентина как День влюблённых зафиксирована в английской и французской литературе только с конца ХIV века (15).  Вспомним, для примера, средневековую народную песенку, которую поёт безумная Офелия: «Ведь завтра Валентинов день,/ Я утра подожду./ Чтоб вашей Валентиной стать,/ К окошку подойду…». (В. Шекспир «Гамлет», пер. Анны Радловой).

            Впрочем, в современном празднике Дня всех влюблённых больше коммерции, чем какого-либо чувства. Подростки же, участвующие в этом празднике, интуитивно ищут в нём той романтики юношеских отношений, которой им весьма не достаёт в жизни.

            Надо сказать, что христианство не отвергает и не осуждает ни романтических, ни чувственных отношений, но предлагает им семейную ограду (10).

            Начало ХХI-го века стало временем взросления для нашего общества. Вновь появилось стремление к возрождению традиций, в том числе и к возрождению полноценной семьи.                                                                                                               В православном календаре есть немало дней, почитающих женщин – это и Богородичные праздники, и день, посвящённый Женам Мироносицам,  и другие.  Но есть в календаре особый день, который отдаёт дань и любви, и семье, и материнству, и отцовству, и верности друг другу до самой смерти. Это день памяти русских святых благоверного князя Петра и благоверной княгини Февронии Муромских, который празднуется 8 июля по новому стилю. Именно этот день и был выбран для всероссийского праздника, получившего название День семьи, любви и верности. Он был учреждён в марте 2008 г. К сожалению, празднование Дня семьи, любви и верности попадает на Петровский пост, когда венчания не разрешены. «В декабре 2012 г. Священный Синод Русской Православн­ой Церкви
установил дополнител­ьный день празднован­ия памяти святых благоверны­х
князя Петра и княгини Февронии, Муромских чудотворце­в, чтобы все
желающие вступить в брак могли обвенчатьс­я непосредст­венно тогда, когда
отмечается­ память святых покровител­ей супружеств­а. Дополнител­ьный день
назначен на воскресень­е, предшеству­ющее 19 сентября (6 сент. по ст.ст.)
в воспоминан­ие перенесени­я   честных мощей Муромских чудотворце­в в 1992 г.   В 2013 г. день празднован­ия памяти свв. Петра и Февронии приходится­ на 15 сентября.

            Всемирная литература знает немало историй о любви до совместной кончины. Вот, знакомая многим, легенда о Тристане и Изольде. Возникнув в кельтской народной среде, она вызвала многочисленные литературные варианты во всех европейских литературах, не миновав и славянские. История любви Тристана и Изольды – это история страсти, опаляющей и разрушающей любви, нарушения супружеского обета. Это любовь-мука, она не приносит радости ни самим влюблённым, ни тем более законному супругу Изольды королю Марку. И умирают влюблённые от тоски, от того, что изначально они не были предназначены друг для друга, что злую шутку с ними сыграл любовный напиток, который должны были выпить вместе король Марк и Изольда. Любовь Изольды и Тристана была далека даже от тех куртуазных норм, которые предписывала средневековая галантность. Как отмечает А.Д. Михайлов, история этой любви провозгласила  право страсти, страсти сумрачной, тёмной, связанной с несправедливостью, предательством, жестокостью. Герои гибнут, но не для того, чтобы воссоединиться за порогом смерти, а потому, что долго не могут жить друг без друга, а также и потому, что не могут жить вместе. Такая страсть бесплодна (9; с.646-647).

            История любви князя Петра и крестьянской девушки Февронии в отличие от истории Тристана и Изольды не является легендой. Это исторический факт. Академик Д.С. Лихачёв утверждал, что древнерусская литература не имеет ни вымышленных событий, ни выдуманных героев (5, с.10). События, которые в ХVI веке описал церковный писатель Ермолай-Еразм в  «Повести о Петре и Февронии» (7, 12) произошли в конце ХII – начале ХIII вв. Автор опирался на народные сказания о княжении Петра и его супруги Февронии, бытовавшие в Муромском крае. Возможно, им были использованы и какие-то домонгольские письменные источники, не дошедшие до нас.

            Народ признал эту супружескую пару святой ещё задолго до официальной их канонизации. «Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят…»[1]. Союз Петра и Февронии почитался за образец супружеской любви, за идеал истинно православной семьи, основанной на личном благочестии обоих супругов, их любви к Богу и ближним. Святые Пётр и Феврония изначально почитались не только в Муромской земле, но и на Рязанщине, родных местах Февронии. Воспоминание о Февронии как носительнице мудрости, имевшей «в женстей главе святых мужей мудрость», обладавшей даром прозрения и, главное, любящим сердцем, сохранялось в рязанском селе Ласково на протяжении многих столетий. Ещё в ХIХ веке в этом селе можно было увидеть ореховый куст, который по преданию был посажен Февронией.

            В 1547г. было установлено местное почитание Петра и Февронии как Муромских святых. А в 1552 г. муромские чудотворцы были прославлены как общерусские святые и их память стали праздновать повсеместно. В том же году царь Иоанн Грозный во время своего похода на Казань останавливался в Муроме, чтобы поклониться «сродникам своим великим чудотворцам Петру и Февронии» (18, с.5).

            История любви князя Петра и Февронии не менее драматична, чем история Тристана и Изольды. Им также приходится преодолевать всевозможные трудности, вплоть до изгнания из княжества завистливыми боярами, ибо взял князь в жёны неровню. Однако трудности они преодолевают вместе, их супружеству ничто не в силах помешать. Их любовь самоотверженна, жертвенна, это любовь-предназначение, полная гармонии и согласия. Как верно замечает канд. филол. наук А. Архангельская: «Такая гармония, такая любовь позволяет сосуществовать без тяжких потрясений и без эффектных сцен» (2).

            И всё же среди молодых читателей нередко возникает вопрос, а была ли тут любовь, не является ли такой брак браком по расчёту. Хочется напомнить, что древнерусская литература к теме любви подходила весьма целомудренно. Любовь – это, прежде всего, семья. Любовь – это и долг, и обязанность, и труд. Апофеозом такой любви как раз и является одновременная смерть и общий гроб (2, с.33). Если же говорить о браке по расчёту, то тому примером может стать повесть ХVII века о Фроле Скобееве, где небогатый дворянин Фрол Скобеев задумывает хитроумную интригу, чтобы заполучить наследство богатого стольника Нардина-Нащокина путём тайной женитьбы на его дочери Аннушке (13, 14).

            Очень часто у читателей также возникает вопрос, а были ли у князей Муромских дети, т.к. житие не даёт на него ответ. Т.Н. Данилова, проведя исследование родословия князей Петра (Давида) и Февронии (Евфросинии), сообщает обо всех известных потомках княжеской четы. Она пишет: «Православная семья немыслима без детей … Эта образцовая пара продолжила свою земную жизнь в своих детях и внуках: первенце Юрии Давидовиче, унаследовавшем после смерти отца княжеский стол, младшем  — Святославе Давидовиче и дочери Евдокии Давидовне, которая стала женой Юрьевского князя Святослава Всеволодовича (1195-1252), сына Всеволода Большое Гнездо. В летописи упоминаются также их внуки – Олег и Ярослав, сыновья Юрия, а также дети Евдокии – сын Дмитрий и дочь Болеслава» (5). Таким образом то, что опущено в житии и других жизнеописаниях князя Петра и княгини Февронии, сохранено в летописных источниках.

            Русская история даёт нам много примеров добродетельной и преданной супружеской любви.  Миновало чуть более ста лет  по преставлении блгв. кнн. Петра (Давида) и Февронии (Евфросинии) Муромских, а история поведала о новом замечательном союзе  любящих и верных супругов — союзе великого князя Московского Димитрия Ивановича Донского и  великой княгини Евдокии Дмитриевны (в иночестве Евфросинии). И как записал летописец, ему «Земля Русская была рада». У княжеской четы была большая и очень дружная семья, в которой никогда не было  ссор и свар, хотя совместная жизнь их с первых дней была полна тревог и испытаний: пожары, моровая язва, набеги татар. С одной стороны, победа на Куликовом поле, с другой — разорение Москвы Тохтамышем… Князь Димитрий и  княгиня Евдокия прослыли одной из самых целомудренных, благочестивых пар, явивших собой пример  любви и служения  Богу, Отечеству и друг  другу. Для них понятие «семья» распространялось  на всю Русь, что глубоко запечатлелось в памяти современников. Рассказу об истинной любви, ведущей к святости, посвятил свою книгу  писатель М.Л. Яковлев (24).

            ХVI век подарил Руси такую пару, как царь Фёдор Иоаннович (сын Иоанна Грозного) и его супруга царица Ирина Годунова. Ирина получила хорошее образование, обучаясь вместе с царевичем Фёдором. К тому же она обладала незаурядным природным умом. Став супругой царя, Ирина постоянно находилась с мужем, помогая в решении государственных проблем. Она даже принимала участие в военных походах, отвечая за охрану тыла. Руководила она и царскими мастерскими, где шилась парадная царская одежда, вышивались покровы и воздухи для храмов, облачения для духовенства. Именно в её мастерской был расшит покров на гробницу святых Петра и Февронии, которых царская чета весьма чтила. Кстати, современники за верность супружеским обетам,  сравнивали Фёдора и Ирину с Петром и Февронией, ибо и в их жизнь также вмешивалось боярство. После смерти любимого мужа Ирина ушла в монастырь, власть её более не интересовала (5).

            Конец ХIХ – начало ХХ века представил очередной образец семейной любви и верности. Это император Николай Александрович и его венценосная супруга Александра Фёдоровна. Ещё подростками они встретились и полюбили друг друга. Несмотря на возражения отца Александра III, юный цесаревич проявил твёрдость в своём выборе. Брак будущего Государя Николая II был заключён по взаимной любви, что редко случалось в царствующих домах. И они пронесли эту великую любовь до конца, до последней минуты своей трагической гибели (11, 20). Государыня в дневниках, которые она вела регулярно, часто рассуждала о семье, любви, верности. Она писала: «Жизнь каждого православного христианина – это маленький сад, где растут любовь, радость, мир, долготерпение, мягкость, доброта и другие духовные ценности». А её заметки о верности оказались пророческими: «Верность великое слово. «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (Откр. 2: 10)…» Такой венец они и обрели после расстрела в доме Ипатьева в Екатеринбурге (16, 17).

            И среди наших современников, создававших свои семьи в середине ХХ века, немало счастливых супружеских пар, проживших долгую совместную жизнь. Рецептами долговечности супружеской жизни делятся на страницах журнала «Виноград» Валерий Александрович и Валентина Ивановна Квливидзе, кандидаты физико-математических наук, посвятившие себя и науке, и семье. Самый главный совет, который дают супруги – не настаивать во что бы то ни стало на своём, не соперничать за главенство в семье. Это может привести к её разрушению (4).

            Надеемся, что и ХХI век преподнесёт нам примеры любви, верности и семейного счастья. И к тому есть предпосылки. Так,  на страницах журнала «Наследник», читатели делятся своими историями любви (1). И, кто знает, может, эти юные пары друзья когда-нибудь также будут сравнивать с супружеской четой Петра и Февронии Муромских. Возможно, новому появлению крепких супружеских пар будет способствовать и День семьи, любви и верности.

            Было бы, вероятно, неплохо, чтобы при заключении браков всем новобрачным для назидания в семейной жизни вручали жизнеописание святых супругов Петра и Февронии Муромских. Тем же, кто захочет поклониться святым чудотворцам, покровителям семьи и брака, напоминаем, что мощи святых Петра и Февронии покоятся в Муромском Свято-Троицком женском монастыре. В Москве наиболее чтимая икона святых Муромских чудотворцев с частицами их мощей находится в храме Вознесения Господня по улице Б.Никитская (Малое Вознесение). Здесь регулярно совершается молебен с чтением акафиста святым Петру и Февронии, а накануне Таинства венчания будущие супруги сами читают акафист перед чудотворной иконой покровителей семьи, призывая Божие благословение на предстоящую совместную жизнь.

 


[1]              Строка из стихотворения А.Волохонского «Рай». В дальнейшем текст стихотворения использован Б.Гребенщиковым и в переработанном виде включён в репертуар группы «Аквариум» под названием «Город золотой».

 

 

Список литературы

 

            1. Андрей. Монастырские свадьбы // Наследник. – 2010. — № 3. – С.79-81: ил.

            2. Архангельская А. Брак по расчёту?: Размышления накануне Дня семьи, любви и верности // Фома. – 2010. — № 7.  – С.32-33: ил.

            3. Благочестно жившие и по смерти неразлучные: [Крат. излож. повести о Петре и Февронии] // Славянка. – 2008. — № 4 (июль-авг.). – С.36-39: ил.

            4. Вигилянская А. После «Золотой свадьбы»: [Рецепты долговечности супружеской жизни] // Виноград. – 2010. — № 4. – С.36-44: ил.

            5. Данилова Т.Н. Пётр и Феврония: Наша главная история любви. – М.: Вече, 2010. – 319 с.: ил. – Библиогр.: С.311-316. – (Православие. Традиции. Люди).

            6. Свт. Димитрий Ростовский. Память святых благоверных князя Петра и княгини Февронии, в иночестве Давида и Евфросинии, Муромских чудотворцев // Свт. Димитрий Ростовский. Жития святых. Кн. 10. Июнь. – Козельск, 1992. – С.563-565.

            7. Ермолай-Еразм. Повесть о Петре и Февронии Муромских: Повесть о житии новых Муромских чудотворцев, благоверного и преподобного, и достойного похвалы князя Петра, названного во иночестве Давидом, супруги его, благоверной и преподобной, и достойной похвалы княгини Февронии, названной во иночестве Ефросинией / Соч. Ермолая-Еразма // Памятники литературы Древней Руси. Конец ХV – первая половина ХVI в. – М., 1984. – С.626-647. – На рус. и старославян.яз.

            8. Зорин К. От влюблённости к любви // Славянка. – 2009. — № 1 (янв.-март). – С.62-67: ил.

            9. Легенда о Тристане и Изольде / Изд. подготовил: А.Д. Михайлов. – М.: Наука, 1976. – 735 с.: ил. — (Литературные памятники).

            10. Николаева А. День семьи, любви и верности // Славянка. – 2008. — № 4 (июль-авг.). – С.34-35: ил.

            11. Орехов Д. Подвиг царской семьи: Рус. святые ХХ века. – СПб.: Невский проспект, 2002. – 221 с.: ил. – Библиогр.: С.217-218. – (Сер.: Исцеление души).

            12. Повесть о Петре и Февронии Муромских: Повесть о [житии] новых Муромских святых чудотворцев, благоверного и преподобного, и достойного похвалы князя Петра, названного во иночестве Давидом, и супруги его, благоверной и преподобной, и достойной похвалы княгини Февронии, названной во иночестве Ефросинией // Древнерусская духовная литература. ХVI – ХVII вв. Т.3. – М., 2004. – С.185-205.

            13. Повесть о Фроле Скобееве // Русская повесть ХVII века. – М., 1954. – С. 155-166. – На старославян.яз.

            14. Повесть о Фроле Скобееве: История о российском новгородском дворянине Фроле Скобееве, стольничей дочери Нардина-Нащокина Аннушке // Памятники литературы Древней Руси. ХVII в. Кн.1. – М., 1988. – С.55-64. – На старославян.яз.

            15. Православная энциклопедия. Т. 6. – М., 2003. – С. 522.

            16. Романова А.Ф., императрица. Дивный свет: Дневниковые записи, переписка, жизнеописание / Сост.: мон. Нектария (Мак Лиз). – Пер. с англ. – М.: Изд. дом Рус. Паломник,  2005. – 654 с.: ил.

            17. Романова А.Ф., императрица. О браке и семейной жизни / Предисл.: о. А. Владимиров. – Пер. с англ. – М.: Изд. дом Рус. Паломник; Валаам. о-во Америки, 2007. – 31 с.: 1 л.ил.

            18. Святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония, муромские чудотворцы: Житие и акафист. – М.: Храм Вознесения Господня на Б.Никитской (Малое Вознесение), 2001. – 59 с.

            19. Трофимов А. Святая благоверная княгиня (преподобная) Феврония, в иночестве Евфросиния // Трофимов А. Святые жены Руси. – М., 1994. – С.51-59: ил.

            20. Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – М.: Сретен. мон.; Новая кн.; Ковчег, 1999. – 591 с.

            21. Юдин Г.Н. Муромское чудо: О святом богатыре Илье Муромце, Петре и Февронии, епископе Василии и окаянном змее. – М.: Эллис Лак, 1995. – 143 с.: ил.

            22. Юдин Г.Н. Чудо о Петре и Февронии /Текст и ил.: Г. Юдин. – М.: Данилов. благовестник, 1996. – 60 с.: ил. – (Святая Русь).

            23. Юдин Г.Н. Чудотворная Русь: О святом богатыре Илье Муромце, Петре и Февронии, епископе Василии и всаднике на белом коне. – М.: Олма-Пресс, 2002. – 239 с.: ил.

            24. Яковлев М. Димитрий и Евдокия. Слово любви. — М.: Даръ, 2007. — 448 с.: ил.

 


[1]              Строка из стихотворения А.Волохонского «Рай». В дальнейшем текст стихотворения использован Б.Гребенщиковым и в переработанном виде включён в репертуар группы «Аквариум» под названием «Город золотой».

 

  1. Напишите ФИО, адрес, домашний телефон, возраст ребенка. Мы Вам перезвоним.