Неделя о страшном суде в ЦСО «БОГОРОДСКОЕ» — стенограмма встречи

Тамара Шилова

Дорогие братия мои и сестры! В воскресенье читаны будут из Евангелия от Матфея слова Самого Господа нашего Иисуса Христа о втором, славном и страшном Его пришествии на землю: о том, как Он сядет на престол славы Своей для суда над миром, и соберутся пред Ним все народы, когда-либо жившие, как и те, которые теперь существуют, и которые будут еще существовать, все до одного человека. «И отделит их Господь одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф 25,31-46). Так Господь заключил слова Свои о страшном последнем суде над родом человеческим! Сколь сладостное и всерадостное изречение услышат праведники, и сколь горькое и грозное, неизменяемое во веки изречение услышат грешники жестокосердые! И так милостивые помилованы будут (Мф 5,7). Запасшиеся елеем добрых дел войдут в брачный чертог, а немилостивым будет суд без милости (Иак 2,13). Теперь, братия и сестры, полезно нам спросить себя и размыслить: к которой мы с вами будем принадлежать стороне — к правой, или к левой, к овцам или козлам, к благословенным или к проклятым? Вы скажете: кто может это знать, кроме Господа, испытующаго сердца и утробы (Пс 7,10) и имеющего самые верные весы правосудия? Так, единому Господу принадлежит совершенное знание всякого человека, Он один знает, кто из нас станет на правой стороне, и кто на левой; Он один знает, какой праведник устоит здесь в своей правде, и какой не устоит, какой грешник искренно обратится и покается, и из козла сделается овцой, и какой закоснеет окончательно в грехах. Но и нам, дано по крайней мере знать ныне касательно себя самих: кто мы, овцы или козлища; совесть наша, неподкупный судья и свидетель помышлений, слов и поступков наших, показывает нам, смиренные ли мы и незлобивые овцы словесного стада, уступаем ли охотно свое добро другим нуждающимся, или гордые, самолюбивые, злые, мстительные, немилостивые, смердящие наподобие козлов нечистотами своими, грешники? Это мы можем знать о себе и здесь, в продолжении земной нашей жизни, и значит, можем судить, на какой стороне мы можем оказаться на страшном суде; т. е. мы можем оказаться на левой стороне, если останемся грешниками нераскаянными, неисправленными, с гордостью и злобою своею, с греховными нечистотами в сердце и в теле, но можем надеяться при вере, покаянии и добрых делах стать и на правую сторону; выбор сторон зависит от нас. Время дано каждому из нас от милосердного Спасителя одуматься, раскаяться, исправиться, запастись с избытком елеем милосердия и всякою добродетелью, чтобы не постыдиться на суде. И так озаботимся приобрести агнчую кротость и незлобие, любовь и милосердие, терпение и долготерпение, смирение и покорность, воздержание и чистоту, и будем убегать противных этим добродетелям качеств. Означенные добродетели и в этой жизни приобретают нам благословение Отца небесного, и в будущей поставят нас на правой стороне. И так, повторяю, от нас зависит удостоиться стоять на страшном суде на правой стороне и избежать левой; услышать всеблагословенный глас Спасителя, зовущий нас в царство небесное, и избежать страшного гласа, отсылающего в огонь вечный.

Мы сами здесь пишем, так сказать, делами своими, вечное оправдание или вечное осуждение себе на страшном суде; и в этом, между прочим, смысле будущий суд называется написанным: сотворити в них, сказано, суд написан. (Пс 149,9) Совестные книги наши или оправдают нас, или осудят нас, и нам останется только выслушать праведный, вечный приговор Судии Всемирного. Скорее же будем изглаживать усердным покаянием и милостынею из совести все грехи наши, вольные или невольные, и вписывать в нее всякие добрые дела. Дела бо их ходят вслед с ними (Откр 14,13), говорит Писание.

Все-таки что страшного в этом Суде? Неужели то наказание, которое нас может постигнуть? Нет. В каком-то смысле наказание облегчает тяжесть нашего греха. Наказанный чувствует, что он выплатил свой долг, что теперь он может идти свободно.

Страшное в этом Суде – то, что мы станем перед Живым Богом, когда уже будет поздно что бы то ни было менять в нашей жизни, и обнаружим, что прожили напрасно, что за нами и в нас только пустота, бессмысленность жизни.Весь смысл жизни был в том, чтобы любить живо, активно; не сентиментально, не чувствами, но делом. Любить, как Христос сказал, тот, кто любит должен свою жизнь положить за тех, кто нуждается в любви. Не за тех, кто мне дорог, а за того ближнего, кому я нужен. Вдруг мы обнаружим, что прошли мимо всего этого.

Мы могли любить Бога, мы могли любить своего ближнего, мы могли бы любить себя, то есть относиться к себе с уважением, видеть в себе все величие образа Божия, все величие нашего призвания, стать причастниками Божественной природы – и мы прошли мимо всего этого. Потому что легче было прозябать, а не жить, легче существовать безжизненно.

Что было бы, если бы кто-либо из нас вернулся домой и увидел, что самый дорогой ему человек лежит убитый? Вот момент ужаса. Вот момент, когда человек понял бы, что такое любовь, и что теперь поздно, что этому человеку любви больше не дать, и у него отнята самая жизнь. Каково было бы нам?

И когда мы станем перед Христом, разве мы не увидим, что мы ответственны за Его распятие всей нашей жизнью, всем тем, как мы свою жизнь прожили, недостойно и себя, и Его, и ближнего нашего. Мы увидим, что убийца – не тот, который сбежал до нашего прихода домой, что убийца – это я. Каково будет тогда стать и стоять перед Христом?

Тут не в наказании дело, а в ужасе о себе. У нас есть время. Христос нам говорит, что Суд будет без милости тому, кто не оказал милости, что напрасно мы говорили бы, что любим Бога, если мы своего ближнего не любим, что это ложь.

И Он говорит нам сегодня, в чем заключается любовь к ближнему, которая переносится на Него, потому что служить любимому человеку, другому человеку – это Его радовать, это Ему служить.

Подумаем. У нас есть покаяние, то есть обращение от земли на небо, обращение сердца и ума, поворот. И этот поворот зависит от нашей воли и от нашей решимости. Святой Серафим Саровский говорил, что между погибающим грешником и спасающимся святым разница только в одном – в решимости. Есть ли у нас таковая? Готовы ли мы с решимостью действовать?

И еще. Через неделю мы здесь соберемся на службу Прощения. Мы будем просить прощения и давать прощение. Но просить прощения без того, чтобы принести плоды покаяния бессмысленно. Оставаясь такими, какие мы есть сегодня, просить прощения за то, какими мы были вчера, нет смысла. Нам надо продумать свою жизнь, себя, в чем мы виноваты перед каждым отдельным человеком и решить это менять. И просить прощения не с тем, чтобы чувствовать, что мы теперь свободны от прошлого, а с тем, чтобы взяться за новое, по-новому начать жить в новом соотношении с теми людьми, которых мы унижали, обижали, обирали духовно и всячески. И когда мы будем давать прощение, мы должны это делать ответственно.

Давайте продумаем нашу жизнь, поставим вопрос, что было бы, если бы вот теперь, сегодня нам пришлось встать перед Богом и увидеть, что мы – пустота, что мы прожили бессмысленно и напрасно? И что было бы, если бы теперь, стоя перед Богом в этой пустоте, мы посмотрели бы вокруг и увидели, что наше спасение зависит от тех, которые готовы нас простить, и от того, способны ли мы простить; и что ни они, ни мы на это неспособны.

Давайте подумаем. Потому что это дело не проповеди, не чтения евангельского, это дело жизни и смерти. Выберем же путь жизни дорогие мои.

Это о Страшном суде. А завтра, т.е в субботу – Вселенская родительская суббота. Мы приглашаем вас на Божественную Литургию в 6.10 раннюю и 9.40 позднюю.

Почившие наши сродники еще не совсем люди, потому как человек – существо троечастное. Только тогда человек – человек, когда дух, душа и тело живы. Мертвые же мертвы телом, хотя и живы душой, а значит, есть у них время на покаяние. И помочь им можем мы, еще живые их сродники, близкие, соседи, просто собратья во Христе. Усердная молитва, щедрая милостыня могут совершить, воистину, чудеса. И главное чудо – прощение грехов и спасение души происходит незаметно для нас, но от этого оно не теряет своей важности. Ведь и нам в скором времени очень и очень важны будут молитвы об упокоении наших душ.

Родительская суббота, как день, особо посвященный покаянию, и нам, живым, напоминает о смерти. И мы ляжем телами в землю, чтобы душами воспарить к Небесам. Так задумаемся, готовы ли мы к этому переходу или же наши страсти не дадут нашей душе покоя, навсегда закроют для нее Небесное Царство? Время у нас еще есть и надо воспользоваться им. Не останемся в лености ожидать, когда наступит для нас последний день жизни, но начнем свой путь покаяния и исправления, помолившись о почивших сродниках, близких, знакомых, всех почивших христианах, попросим у Господа сил для исправления нас самих. И Господь подаст силы нам, надо только этот дар Божией благодати не растерять, но преумножить, возрастив в своем сердце нестареющееся Царствие Небесное.

В подготовке использованы труды святого праведного Иоанна Кронштадского и протоиерея Олега Стеняева.