Крещение Руси в ЦСО района «Богородское»

Накануне праздника в зале ЦСО состоялась встреча ветеранов и пенсионеров. Верующие соборно помолились и послушали о празднике.

Дорогие наши сестры и братья, мы приглашаем вас в храм Преображения Господне в Богородском на Литургию в 8час40мин утра. А сегодня в 17.00 вечера будет вечернее богослужение. Вы сможете помолиться о своей семье, о близких, о нашей Родине святому князю Владимиру, крестившему Русь.

Крещение Руси — было событие, но оно имело предысторию (как и любое событие имеет предысторию). Макарий (Булгаков), митрополит, в своем монументальном труде «История Русской Церкви» делит этот процесс на пять этапов. Первый этап – это приход апостола Андрея Первозванного на нашу землю; второй – Крещение киевских князей Аскольда и Дира; третий – это Крещение княгини Ольги. Четвертый этап – это выбор веры князем Владимиром, и пятый – Крещение Владимира и Руси. Таким образом, надо сказать, что это процесс был достаточно долгим.

Начнем по порядку. Существует целый ряд материалов, где говорится, что Андрею -апостолу выпал жребий следовать в Скифию. Скифией называли земли, располагающиеся от Крыма на север, т.е. практически вся наша территория. И естественно, что путь, по которому он, по Преданию, пришел в Киев, был очень оживленный – это путь «из варяг в греки»: он не просто пробирался через какие-то дремучие леса, этим путем варяги спускались вниз, к Византии, а византийцы поднимались в варяжские земли, поэтому очень правдоподобно, что он был в наших землях. И первая русская летопись, «Повесть временных лет» летописца Нестора описывает, что он поднялся до земель, где потом возник город Киев. Там на одном из холмов, который сейчас называется Андреевская горка, он пережил пророческое озарение, предсказал, что великая благодать воссияет на этих горах и множество церквей возникнет на этом месте, и поставил на этом месте со своими учениками крест. Потом он поднялся до земель новгородских. Так как для Нестора были дороги любые воспоминания о приходе Андрея на Русь, то он даже приводит ситуацию с русской баней, когда новгородцы пригласили апостола Андрея в баню; Андрей не понял, что такое русская баня и, когда вернулся в Рим, сказал: странная деятельность у русичей – войдут они в баню, распарятся докрасна, обольются квасом кожевным и бьют себя прутьями, никем не понуждаемые, и сие у них не избиение, а омовение. И то, что Нестор собрал все, что мог найти на эту тему, свидетельствует, как наши предки дорожили этим древнейшим Преданием.

Когда Антоний Поссевин, иезуит, прибыл в Москву и напросился к царю Ивану Грозному на диспут и стал говорить, что Римская Церковь – это Апостольская Церковь, царь Иван на это ответил, ничуть не смутившись, что мы тоже Апостольская Церковь: мы от апостола Андрея эту веру приняли. И другой русский царь, Петр Великий, утверждая русский флот, знаменем взял Андреевский крест, этим подчеркивая апостольский характер Церкви нашей земли.

Киевская Русь местом была очень оживленным, там проходил путь «из варяг в греки», а многие варяги, поступая на службу к византийцам, принимали Православную веру, и на этом пути археологи часто находят варяжские кресты. Они очень грубоватой формы, но очень характерны именно для варяжского восприятия Христа – там Христос изображается с такими крупными руками, как труженик: так варяги понимали Творца. И на этом пути встречались другие христианские символы, захоронения христиан с соответствующими знаками (знаки древних христиан – это рыба, якорь, крест).

Не надо забывать, что, например, на берегу Черного моря были греческие и римские колонии и туда ссылали многих христиан. Апостолы из числа 70-ти посещали земли, которые потом входили в границы Российской империи, там были мужи апостольские: Климент Римский был казнен в землях исторической Руси, а это третий Римский папа. Поэтому этот процесс был достаточно долгий, но для нас важно отметить именно то, что княгиня Ольга приняла веру Христову сознательно. Она не могла найти утешения после смерти своего мужа – Великого князя Киевского Игоря, она пыталась мстить за него древлянам, которые убили князя, но не обрела утешение. И тогда она встретилась с православным священником (он называется пресвитером), который стал ее наставлять, и она стояла перед выбором: пойти западным путем или восточным. И мы знаем, что, например, Альберт Великий, просветитель прибалтийских земель, приходил на Русь и присылал своих людей, и они предлагали Руси латинский обряд…

Наши предки отвергли этот путь, – а позже князь Владимир скажет, что и предки наши этот путь отвергли, когда откажет латинянам в принятии их веры.

Итак, Ольга едет креститься в Царьград. Ее крестил Патриарх, а крестным отцом, по преданию, был византийский император. И она не одна была, с ней были племянник Игорь, родственники и слуги, охрана, поэтому можно предположить, что христианизация Руси действительно началась при апостоле Андрее, потом этот процесс растягивается на длительное время, потом мы видим, по преданию, Крещение Аскольда и Дира, первых варяжских князей в Киеве, потом – Крещение Ольги. Но (самое интересное) когда князь Олег заключал договор о перемирии с греками (и потом Игорь, муж Ольги заключал договор о перемирии с греками), в нем говорилось, что русичи-язычники будут клясться на своем оружии, а русичи-христиане пойдут к церкви Святого Николая и в этой церкви в Киеве будут давать клятву – то есть мы устанавливаем, что христиане были не просто среди народа: они входили в воинское сообщество (скорее всего, это были варяги, которые тоже назывались русью в те времена).

По крайней мере, когда Владимир крестил Русь, уже был десяток церквей в Киеве, были разбросаны церкви по пути «из варяг в греки»; Ольга создавала храмы в том же Витебске – она была известна тем, что ездила по нашим землям и строила храмы, и они сохранились, как свидетельство о древнем процессе христианизации нашей земли. Это был длительный процесс… Многие историки говорят, что, когда князь Владимир выбирал веру, уже треть населения была христианской, поэтому процесс был не спонтанный, он был постепенный – такой наступательный, набирающий темпы. И потом, надо вспомнить, что княгиня Ольга воспитывала своих внуков (детей сына Святослава Игоревича, который совершал бесконечные военные походы, а внуки Ольги – Ярополк, Олег, Владимир – воспитывались ею), и, естественно, она наставляла их в Православной вере. Она и сына своего Святослава пыталась обратить в эту веру, но это не удалось ей (кстати, когда Святослав проиграл битву с греками – великое поражение было ему нанесено, – есть мнение митрополита Макария (Булгакова), что он решил вернуться в Киев и уничтожить христианство, т.к. он подумал, что поражение из-за того, что языческие боги оскорбились, что на Руси очень много христиан. Но он не смог вернуться, потому что на Днепровских порогах его ждали в засаде кочевники, нанятые Византией, и князь был умерщвлен).

И потом Ярополк становится князем Киевским, Олег садится на древлянскую землю, Владимира, как худородного (он был рожден от ключницы), дядя Добрыня берет с собой в Новгород. Начинается междоусобица между Ярополком и Олегом, и уже западные источники пишут, что присылали миссионеров и западные монахи начали даже какую-то деятельность в Киеве, – а когда междоусобица началась, они погибают. Владимир становится единым князем на нашей земле и пытается реформировать язычество, не бывшее однородным – то есть, скажем так, он до конца исчерпал языческий ресурс.

Он собирает истуканы всех богов в Киеве, чтобы киевский пантеон объединял, а не разобщал славянский мир. Когда это произошло, язычники сказали, что это торжество: встретились все боги, надо принести человеческую жертву – и стали бросать жребий: на какую часть Киева, на какую улицу, на какой дом, на какого члена семьи. И жребий выпал на отрока по имени Иоанн. О нем свидетельствует летописи, что он был благообразен, его отец – варяг Феодор (мы видим христианские имена, то есть это были варяги православного вероисповедования). И когда язычники преступили к дому варяга Феодора и сказали «отдай своего сына», он им сказал: «Если вашим богам нужен мой сын, пусть они сами за ним придут». Тогда язычники подбили сваи дома (он стоял на берегу Днепра), и дом рухнул. Бревнами насмерть забило Феодора и отрока Иоанна, и они внесены в наш церковный календарь как первомученики Руси (хотя, по преданию, мы можем предположить, Аскольд и Дир, которые были умерщвлены, были тоже первомучениками Руси). А кровь мучеников никогда напрасно не проливается, она всегда оказывается тем живительным семенем, из которого Церковь поднимается на более высокий духовный уровень. И когда Владимир узнал, что погиб его варяг, он начал переживать разочарование в язычестве. Он исчерпал весь ресурс язычества до конца, – ведь он выступал как реформатор язычества, и тогда он стал искать для себя новую веру.

В то время заполучить Великого князя Киевского в свою веру означало заполучить себе военного и политического союзника. И любая страна была в этом заинтересована. Поэтому к князю Владимиру пришли агаряне, мусульмане, и они ему предложили принять их веру – и князю Владимиру очень понравилась эта вера, потому что у них было несколько жен. Но князь Владимир спросил, какие еще у них есть законы? И ему сказали, что надо обрезание совершить, нельзя употреблять вино и нельзя есть свиное мясо. И тут Владимир воскликнул: «Несть веселья на Руси безбражного!», то есть он сказал, что нет радости на Руси, если нет во время праздника за столом хмельного напитка (это, может быть, единственный случай в истории христианства, когда любовь к трапезам предохранила целый народ от принятия агарянской веры). Впрочем, историки признают этот эпизод более поздней вставкой в летопись, которая ближе к фольклору, чем к реальности.

Пришли иудеи и сказали Владимиру, что «наша вера сильнее христианской – мы распяли того, в кого веруют христиане, наша вера древнее мусульманской». И Владимир тогда задал им вопрос: «Откуда вы пришли?» (он имел представление, что их земля – не в Хазарии, они пришли туда так же, как в Киев). Они сказали: «Мы пришли из Иерусалима, из Святой Земли, Бог на нас разгневался и рассеял по всему миру». Князь Владимир ответил: Я не могу принять веру, на которую Бог гневается».

Опять к нему пришли латиняне, которые предложили, чтобы Русь пошла западным путем, но Владимир ответил, что «и наши предки отвергли эту веру» (действительно, Ярополк не принял делегацию от католиков, и Ольга не согласилась с кампанией Альберта Великого, а уехала в Царьград и там крестилась). И приходит грек, православный человек, которого Нестор называет философом, он был мудрец. И этот философ, когда Владимир ему рассказал, кто приходили, сказал: «Да, мы верим в Того, Которого распяли иудеи, но это Бог, Который сошел на землю, Который умер на Кресте нас ради человека, нашего ради спасения: Иисус Христос – это Бог и Жизнь вечная».

Философ рассказал Владимиру историю от сотворения мира до дней Иисуса Христа, а от дней Иисуса Христа почти до времен Владимира. И когда он окончил свой пространный рассказ (он целиком помещен в «Повести временных лет» у Нестора Летописца), Владимиру показали икону, на которой был изображен Страшный Суд, и философ задал ему вопрос: «Где ты хочешь оказаться в день Суда, справа от Иисуса или слева?» Владимир посмотрел на икону… Слева от Христа – грешники в аду, где их бесы мучают, на сковородках жарят, а справа от Иисуса Христа – в белоснежных одеждах, с золотыми венцами на головах, цари, бояре, воины, народ, отроки, мужи, жены, все благочестивые. Он сказал: «Хочу быть справа от Иисуса Христа»…

Как здесь не вспомнить прекрасные слова отца Павла Флоренского, что Православие не доказуется, а показуется! Нам действительно есть что показать всей вселенной (само понятие «вселенная» – «космос» – у греков означает «красота»)!

И вот он дает ответ философу, что должен какое-то время еще подождать. Ему дали паузу, которой он воспользовался и некоторое время принимал решения. Что он сделал за это время? Во-первых, выбор веры приходится на 986 г. Далее Нестор пишет, что в 987 г. Владимир посылает бояр поехать посмотреть, как в разных народах молятся. И делегация бояр действительно посетила мусульманские мечети, они были в католических храмах, видели, как молятся иудеи – и они пришли в Царьград: Патриарх и император поставили их посреди храма, служилась патриаршая служба, император присутствовал, хоры пели. И когда бояре вернулись, сказали: «Да, конечно, у латинян долго молятся, много служб, но красоты такой нет, а когда мы были в Царьграде, – они сказали, – мы не знаем где мы были: на Небе или на земле, и, вкусивши такой сладости, мы уже не хотим принять ничего другого».

И после этого, в 988 г. Владимир собирает армию и идет походом на земли, сопредельные с Византией: там было восстание некоего Варды Фоки, и византийские монахи попросили Владимира вмешаться, но они не выполнили никаких условий, обещанных Владимиру. Он идет войною на самих византийцев, окружает их город, берет в осаду и долгое время не объясняет, чего он от них добивается (он был настоящий сын своего отца – его отец Святослав Игоревич не считал Киевскую Русь своей землею: он считал, что своей землею можно считать не ту землю, которую ты от отца по наследству получил, а ту, которую ты добыл своим мечом. Поэтому Святослав говорил: «Я сижу посреди своей земли в Переяславце». А что такое Переяславец? Это Болгария. Он сидел там – это была его земля: он взял своим мечом). И Владимир Святославович, Великий князь Киевский, как настоящий сын своего отца, берет мечом эту веру – грекам говорит: «Если вы меня не окрестите, если мне жену не дадите православную, я уничтожу этот город».

Греки были поражены, что он взял эту веру своим мечом, как некий священный трофей, чтобы ни один грек потом не сказал: «Мы крестили Русь». Отношения с греками были сложные, но он действительно добыл эту веру для нас своим мечом. Конечно, греки открывают для него двери города, он заходит туда, и к нему присылают невесту – царевну Анну. И она плакала и говорила: «Как в полон, как в плен иду» – ей было страшно выходить за бывшего язычника. Пока невесту везли к Владимиру, он стал безобразничать в этом городе, и тогда Бог ослепил его – он ослеп. И ему сказали: «Крестись – Бог тебя исцелит». Когда его крестили, то с него сошла и физическая слепота и духовная, он прозрел. И когда он женится на Анне, он со священниками идет на Русь.

Что идет на Русь? На Русь идут колокольный звон, азбука, созданная Кириллом и Мефодием, Библия на славянском языке, стройное православное богослужение, первые училища, школы для отроков. На Русь идет новая жизнь, и Русь входит в семью христианских народов Европы.

Это имело огромное политическое и культурное значение. Русь крестилась еще до разделения Церквей, которое произошло только в 1054 году. И то, что мы приняли восточную веру в византийском обряде, я думаю, связано с нашим славянским характером: мы понимаем, мы чувствуем, что такое красота – и русская икона со всей достоверностью показывает, насколько наши предки проникали в это «умозрение в красках», то, что называлась «лепота», созданная Богом величественная и возвышенная.

Обращение князя Владимира – очень важный момент в истории нашей страны, это – веха. Как я уже сказал, его братья Ярополк и Олег погибли (что интересно, сын Владимира Ярослав Владимирович, когда станет князем Киевским, найдет их кости и повелит, чтобы их окрестили. Это говорит о том, что они были оглашены и готовились к принятию Крещения и, так как они не могли быть крещены по не зависящим от них обстоятельствам (вот таким спорным способом – конечно, это не пример для нас), сын князя Владимира решил позаботиться о своих дядях).

Князь Владимир настолько серьезно воспринял христианство, что впал в некое состояние фанатичности: он перестал казнить разбойников (и летопись описывает, что под Киевом развелось столько разбойников, что нельзя было ни выехать из города, ни въехать) – он настолько буквально принял Нагорную проповедь, что перестал исполнять свои обязанности, о которых сказано, что начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И тогда священники пришли к нему, нашли где-то в чулане его меч, принесли и сказали ему, что он должен навести порядок. Он спросил: «Можно?» Они ему сказали: «Нужно». Он взял меч – и навел порядок.

И когда крестили Русь, свидетельствуют древние тексты, он ходил по берегу Днепра и проповедовал. Что он мог проповедовать? Скорее всего, он проповедовал, как он в Царьграде вел себя бесчинно, Бог его ослепил, а потом, когда он крестился, дал ему здравие физическое и духовно преобразил этого человека. Если княгиня Ольга называется зарею нашего спасения, то князь Владимир называется князь Ясно Солнышко – здесь уже солнце Христовой веры взошло над нашей землею и своими благодатными лучами облистало всю нашу землю.

В Писании сказано, что ангелы на небесах об одном кающемся грешнике радуются больше чем о девяти праведниках, а тут целый народ воспринял эту веру – я представляю, какая была радость: наверное, шелест ангельских крыльев наполнял весь русский космос, и на русском духовном Небе стали появляться святые. И среди них мы чтим имена варяга Феодора, отрока Иоанна, первомучеников, мы чтим Ольгу, как равноапостольную. Кстати, когда Владимир делал выбор, он произнес фразу: «И бабка моя Ольга, мудрейшая из всех женщин, эту веру избрала». И, конечно, мы чтим на русском духовном Небе равноапостольного князя Владимира, который переломил языческий хребет заблуждений оккультных, магических и даровал нашей стране единобожие, свет монотеизма – Христову веру. Дорогие наши братия и сестры будем хранить нашу православную веру и не посрамим ее. Помоги нам Господи в этом. Святый княже Владимире моли бога о нас.

 Прот.Олег Стеняев.