«Восхвалим великого Владимира, апостолом равного…»

«Восхвалим великого Владимира, апостолом равного…»[1]

(К 1000-летию преставления св. равноап. вел. кн. Владимира, Крестителя Руси)

 

 

Андрюшина С.В., зав. Православной библиотеки

                                                                          храма Преображения Господня в Богородском

 

                                                                       «Княжение Владимира — богатырский, героический период в истории русского народа, время успешного окончания Древнерусского государства, время расцвета Киевской державы, период успехов русского оружия, русской дипломатии, складывание и развитие яркой культуры Восточного славянства, объединённого единством политического и общественного бытия».

В.В. Мавродин, «Древняя Русь»

 

            По случаю подготовки к дням памяти Крестителя Руси и создателя русской государственности великого князя Киевского Владимира, которые будут отмечаться в июле 2015 г., при Президенте РФ создана рабочая группа по организации юбилейных мероприятий. Памятные мероприятия должны пройти не только в России, но и в ряде других стран, находящихся под омофором Русской Православной Церкви.

 

1000-летие памяти великого князя Киевского Владимира является одним из наиболее знаменательных исторических событий последнего времени. Равноапостольный князь Владимир представляет собой, несомненно, одну из главнейших фигур во всей общерусской истории. Пожалуй, ни один из деятелей национальной истории не смог сделать столько, сколько сделал князь Владимир, просветив Русь светом христианской веры. Крещение Руси в корне изменило её бытие, создав русский народ как целостную нацию, объединённую единой идеей христианства. Князем Владимиром в основание будущей России был заложен тот краеугольный камень, на котором были воздвигнуты не только русская нация, но и русская государственность, и русская культура. Как верно было замечено свт. Николаем Сербским (Велимировичем), с «этого державного святителя начинается новая Русь, новый народ, новая история»[2].

Главным источником сведений о великом князе Владимире Святославиче является древнерусский летописный свод начала ХII в. «Повесть временных лет». Однако этому корпусу сведений предшествует Начальный свод, который был создан согласно гипотезе известного филолога и историка А.А. Шахматова в 90-х годах ХI в. О содержании Начального летописного свода специалисты делают заключения по Новгородской I летописи младшего извода. К началу ХII в. относится также «Память и похвала князю русскому Владимиру» Иакова Мниха, древнейшее житийное произведение о князе Владимире. В рукописной традиции распространены и другие Жития князя Владимира. Исследователи выделяют четыре разновидности древнейших житий: «Проложное житие», которое, возможно, составлено в 3-й четверти ХII в.; «Обычное житие» в двух редакциях (Пространная редакция вошла в рукописный список 1414 г., принадлежавший А.И.Мусину-Пушкину; Краткая редакция датируется ХVI в.), «Слово о том, како крестися Владимир, возмя Корсунь» (в составе Киево-Печерского патерика Феодосиевской редакции и отдельные списки 1-й половины — середины ХV в.). Однако, как следует из статьи о великом князе Владимире Святославиче в восьмом томе «Православной энциклопедии» (М., 2004), древнерусские житийные тексты до сих пор недостаточно изучены.

Довольно разнообразные свидетельства о князе Владимире содержатся в латиноязычных памятниках — Послании архиепископа-миссионера Бруно Кверфуртского к германскому королю Генриху II (1008г.) и Хронике саксонца Титмара Мерзенбургского (1012-1018гг.).

Познакомимся же с жизнью и деяниями великого Киевского князя Владимира Святославича, используя доступные современному читателю источники.

Будущий великий князь Киевский Владимир родился, предположительно, около 962 года. Его отцом был великий князь Киевский Святослав, сын князя Игоря и великой княгини Ольги; матерью, как следует из летописных источников, ключница (домоправительница) княгини Ольги Малуша[3]. Несмотря на то, что Малуша не была законной женой князя Святослава, её сын Владимир по законам Древней Руси не считался «бастардом», а был таким же княжичем, как и другие сыновья Киевского князя Ярополк и Олег[4], хотя обидное прозвище «робичич» долгое время преследовало его. До трёх лет мальчики на Руси воспитывались матерью, а в три года они передавались для воспитания в мужские руки. Так, в три года Владимир был перевезён из сельца Будутина под Псковом, куда была сослана Малуша, в Киев, в княжеский терем Ольги. Воспитателем Владимира стал Добрыня, брат Малуши.

Пребывая в Киеве, княжич Владимир, вероятно, мог слышать беседы и наставления княгини Ольги, касающиеся христианской веры, и, конечно, был свидетелем её благочестивой жизни. Хотя, как отмечают историки, апостольские труды великой княгини встречали тайное и открытое сопротивление язычников, которые с надеждой взирали на князя Святослава, решительно отклонившего все предложения матери принять христианство.

Великая княгиня Ольга дважды посещала Констатинополь (Царьград). В одну из своих поездок она приняла крещение с именем Елена[5]. Несмотря на видимый успех её поездок, Ольге не удалось склонить византийского императора Константина Багрянородного к соглашению по двум важнейшим вопросам: о династическом браке Святослава с византийской царевной и об услових восстановления, существовавшей при Аскольде, митрополии в Киеве[6]. Поэтому великая княгиня Ольга обращает свой взор на Запад, ведь Церковь в то время была ещё едина, а богословские споры вряд ли были ей известны.

Итак, в 960 г. германский король Оттон I по просьбе великой княгини Ольги направляет в Киев епископа Либуция из монастыря св. Альбана в Майнце. Однако епископ, не успев приступить к исполнению своих обязанностей, вскоре скончался. На его место в 962 г. прибыл Адальберт Трирский, который также не преуспел в делах своей миссии в Киеве и был изгнан киевлянами из княжества. По дороге в Германию он едва избежал гибели, многие же его спутники были убиты язычниками. Языческая реакция в Киеве проявилась столь сильно, что пострадали не только немецкие миссионеры, но и некоторые из киевских христиан, крестившихся вместе с Ольгой. По приказу князя Святослава был убит племянник Ольги Глеб и разрушены некоторые, построенные ею, храмы. Княгине Ольге пришлось смириться с происшедшим и уйти в дела личного благочестия[7].

11 июля 969 г. великая княгиня Ольга скончалась и согласно своему завещанию была похоронена по христианскому обряду. Князь Святослав, похоронив мать, возвращается в Переяславец на Дунае, где он хотел основать новую столицу Руси, для продолжения своих военных походов. Однако перед тем, как покинуть Киев, он сажает на Киевский княжеский престол сына Ярополка, Олега направляет в Древлянские земли, а семилетний Владимир вместе с «кормильцем» Добрыней отправляется в Новгород, княжеский стол которого считался вторым после Киева. Таким образом, после смерти княгини Ольги не только Киев, но и киевскую христианскую общину, по словам Л. Гумилёва, возглавил князь Ярополк Святославич, который, хотя и не был крещён из-за сопротивления его отца, но явно симпатизировал христианам.

В Новгороде, в отличие от Киева, христианство не прижилось. Здесь поклонялись языческим богам, особенно дружинному богу Перуну. Правда, как пишет А.Ю. Карпов, «были и дворы христиан и даже какой-то храм, наверное, для приезжих из христианских стран. Но христиан не любили»[8]. Академик А.А. Рыбаков считал, что Перун не является исконным славянским божеством, а имеет балто-скандинавские корни. Славянским божествам не приносили человеческих жертв, в то время как Перуну (богу войны и громовержцу) необходимы были человеческие жертвоприношения[9].

Летописные источники не оставили нам свидетельств о княжении отрока Владимира в Новгороде. Лишь в житийных источниках находим такие строки: «Рано лишась умной бабки своей св. Ольги, он остался на воле страстей языческой юности… Так под надзором язычества воспитались в нём — мстительность, сластолюбие и жажда власти»[10].

В начале 972 г. великий князь Святослав, возвращаясь в Киев после неудачного похода на Византию, попытался прорваться через днепровские пороги, у которых стояли печенеги. Попытка закончилась трагически. Святослав был убит печенежским князем по имени Куря. По мнению Л. Гумилёва, «с гибелью Святослава и его дружины связан и конец древнеславянского язычества»[11]. Впрочем, окончание эпохи язычества случилось не сразу. Прежде всего, смерть Святослава привела к распаду Киевского древнерусского государства. От Киева отпала часть русских земель, в том числе Полоцк и Туров. Юные князья, несмотря на опытных «кормильцев», не обладали, по-видимому, таким же авторитетом, как их отец или бабка. Хотя, надо сказать, что короткое княжение Ярополка в Киеве (972-978гг.) примечательно дипломатической активностью. Он налаживал связи и с христианским Западом, и с Византией. Историки утверждают, что при князе Ярополке Русь стояла на пороге полной христианизации. Ведь Ярополка окружали те люди, на которых опиралась княгиня Ольга и которые думали о преобразовании Руси и вовлечении её в лоно Церкви. Возможно также, что на мировоззрение князя Ярополка оказывала влияние и привезённая князем Святославом ему в жёны красавица-полонянка — греческая монахиня, имевшая с князем существенную разницу в возрасте. В.Н. Татищев в «Истории Российской» характеризовал юного князя таким образом: «Ярополк был муж кроткий и милостивый ко всем, любил христиан, и если сам не крестился народа ради, то никому же не препятствовал»[12]. Успешны были и его договоры с печенегами. Никоновская летопись сообщает о переходе одного из печенежских ханов в подданство киевскому князю.

Однако языческие традиции были столь сильны, что оказывали влияние на взаимоотношения даже между родными братьями. Если, по словам В.О. Ключевского, между отцом и детьми существовало семейное право, то между братьями уже не было никакого установленного и признанного права. Поэтому убийство князем Олегом сына ближайшего воеводы Ярополка, охотившегося — случайно или нет — в древлянских лесах, привело братьев к вражде, спровоцировавшей в 977 г. поход князя Ярополка на Древлянские земли. Итогом похода стала бесславная гибель князя Олега при отступлении.

Гибель сводного брата, как отмечают летописцы, столь напугала Владимира, что он покинул не только Новгород, но и Русь, укрывшись «за морем». Что это было: малодушие или тонкий политический расчёт? Скорее всего — второе. Пребывание князя Владимира за пределами Руси было недолгим. Уже в конце того же 977 или начале 978 г. он возвращается в Новгород с варяжской дружиной и, изгоняя из новгородской земли «посадников» Ярополка, требует, чтобы те передали Киевскому князю: «Владимир идёт на тебя, пристраивайся биться». Князь Владимир осаждает Киев и начинает искать подходы к захвату надёжно укреплённого города. Ему удаётся найти предателей в окружении Ярополка, которые помогают Владимиру. При этом Владимир обращается к киевлянам со словами, что он воюет не с Киевом, но с Ярополком — братоубийцей и законопреступником. Однако, вполне вероятно, именно в это время он сам задумывает убить Ярополка, чтобы занять золотой киевский стол. Владимир уже до этого проявил себя как весьма жестокий человек. Незадолго до осады Киева, при взятии Полоцка, им были убиты князь Рогволод с женой и сыновьями. Дочь Рогволода Рогнеду, предназначенную в жёны Ярополку, он насильно (по наущению дядьки Добрыни, как утверждают летописцы) делает своей наложницей[13]. Правда, вскоре Рогнеда становится «водимой», т. е. законной и даже любимой женой князя Владимира, получив в замужестве имя Горислава.

Заняв Киев, Владимир хитростью заманивает в свои покои Ярополка, якобы для переговоров. Буквально на пороге на Ярополка набрасываются двое варягов и предательски убивают его. Таким образом, формально Владимир как бы не имеет отношения к убийству брата, но вот Н.М. Карамзин в своей «Истории государства Российского» характеризуя Владимира-язычника как мстительного и свирепого человека, гнусного сластолюбца, кровожадного воина, называет его и братоубийцей.

Став единовластным князем Русской земли Владимир, по словам его жизнеописателей, «с мечом в руке искал себе славы». Он завоёвывает Червенскую Русь, смиряет вятичей, радимичей, побеждает камских булгар, ведёт войну с печенегами и распространяет «пределы власти своей от Буга до моря Балтийского»[14].

В 980 г. Владимир проводит в Киеве языческую религиозную реформу, вводя в обиход киевлян пантеон богов во главе с Перуном. Капище языческих богов было устроено недалеко от княжеского двора на Старокиевской горе. Здесь князь Владимир, который как глава Древнерусского государства был не только военным вождём, но и верховным жрецом, сам «приносил жертвы идолам».

Митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн (Снычев) так оценивал этот период на Руси: «Накануне Крещения Руси и образования единой Киевской державы славянское язычество достигло наивысшей точки своего развития… Религиозная самобытность рассматривалась князьями как основа государственной независимости, как форма и средство сохранения политической самостоятельности. Причём, языческие гонения на зарождавшееся христианство проявлялось не только в грубой форме мучений и уничтожения православных церквей, но и более тонко, изощрённо — в попытках противопоставить церковному мировоззрению столь же цельное антихристианское видение мира»[15].

И такой жестокий человек был признан святым? Как же такое возможно? Доктор исторических наук Л.Н. Гумилёв в своём труде «Древняя Русь и Великая степь» писал: «По своим личным поступкам Владимир не мог претендовать не только на святость, но и на уважение… Так почему же не только Церковь, но и народ чтил память князя в былинах? Без достаточных оснований посмертная любовь к правителю не возникает»[16].

К 988 г. князь Владимир представляет собой не только опытного воина, но и весьма умелого политика. Захватив киевский золотой стол грубой силой, теми же методами расширив пределы своей державы, князь Владимир приобрёл немало врагов как среди соседей, так и в числе подданных. Он прекрасно понимал, чтобы удержать власть в своих руках нужны сила и популярность. Первая была, второй, как ни странно, не хватало. «Особенно не хватало искренности, которая всегда проявляется в религии, где симпатии бескорыстны»[17]. Как политик, князь Владимир прекрасно осознавал, что находясь в окружении христианского и исламского миров, ему и его языческой державе не добиться признания со стороны соседних стран и Византии. Невозможно удерживать независимость, опираясь лишь на силу. Кроме того, в Киеве, где христианская община была достаточно велика, новые языческие боги, постоянно требовавшие кровавых жертв, становились всё менее популярны. «Ненависть киевлян к поклонникам Перуна обострялась. Случаи же человеческих жертв только подталкивали многих к крещению»[18].

Апофеозом противостояния язычества и христианства стало зверское убийство в 983 г. разъярённой толпой киевлян-язычников отца и сына, варягов-христиан, «воспротивившихся человеческим жертвоприношениям и заявивших об истинности Бога христианского»[19], ставших впоследствии первыми в истории Русской Церкви мучениками за веру. Именно тогда, по словам протоиерея Л. Лебедева, князь Владимир пережил сильное духовное потрясение, которое заставило его обратить свой взор на христианское учение. Возможно, именно в этот момент князь увидел христианство в его героической ипостаси, осознал эту религию как веру сильных людей, способных к самопожертвованию во имя высокой идеи. Жизнеописатели так оценивали состояние души князя Владимира в этот период: «После того, как душа, чувствуя нужду в мире, искала и не находила покоя у идолов глухих и мёртвых, вдвойне тяжело стало Владимиру, — и от страстей алчных, и от идолов пустых. Он стал припоминать теперь своё детство и наставления, которые слышал от бабки Ольги; те наставления разливали свет и покой; тревожной душе хотелось теперь снова послушать их»[20].      В то же время «за религиозной жизнью на Руси пристально следили те, кто так или иначе был связан с Русью и потому заинтересован в духовном её развитии: православные греки на юге, Римская Церковь на западе, мусульмане Волжской Болгарии, иудаисты Хазарии на востоке»[21]. Князь Владимир с вниманием прислушивался к проповедям миссионеров, Делая выбор веры, надо было всё взвесить, в противном случае ошибка могла стоить и престола, и головы.

Преподобный Нестор в «Повести временных лет» весьма красочно рассказывает об испытании вер князем Владимиром. Особенно выделяется «Речь философа», посвящённая греческому исповеданию христианской веры. Современный   писатель-историк А.Ю. Карпов, анализируя, почему Киевским князем предпочтение было отдано именно христианству, пишет в своей книге «Владимир Святой»: «…на выбор киевского князя окажут влияние те события, которые произойдут в 80-е годы Х века в самой Византийской империи и которые заставят византийских василевсов обратиться за помощью к самому князю, забыв о своих религиозных и политических амбициях. Выбор Владимира будет определён той внешнеполитической линией, которую, в конце концов, изберёт он сам и которая сделает его отношения с Византийской империей главными и определяющими. Но все эти обстоятельства внешнего и частного характера наложатся на внутренний выбор Владимира, а также на тот несомненный факт, что именно к Византии более всего тяготели киевские христиане»[22].

Надо сказать, что в отношении обстоятельств и времени крещения самого князя Владимира в древнерусских источниках нет единства, что отмечал и составитель «Повести временных лет», хотя и придерживался, как наиболее достоверной, версии крещения князя в Корсуни: «Не сведуще право глаголють, яко крьстилъся есть в Киеве, и ини же реша в Василеви, друзии же инако скажють»[23].

Согласно «Корсунскому сказанию» крещение князя Владимира состоялось в Корсуни (Херсонесе). Этот греческий город, находившийся на территории Тавриды (Крыма), князю Владимиру пришлось захватить вследствие лукавства византийских василевсов Василия II и Константина VIII, оттягивавших прибытие на Русь их сестры Анны, которая по двустороннему договору о военной помощи Византийской империи должна была стать женой Владимира. Очень не хотелось византийцам выполнять своё обещание, данное «дикому тавроскифу». Однако после падения Херсонеса, испугавшись, что Константинополь постигнет та же участь, т. к. шеститысячное войско русичей, отправленное Владимиром в помощь Византийской империи, находилось вблизи столицы, василевсы вынуждены были выполнить условия договора. Анна вместе с греческими сановниками, священниками и личной свитой прибыла в Корсунь. Начались приготовления к свадьбе, но, как сообщает нам летописец: «По Божьему устроению разболелся Владимир в то время глазами, и ничего не видел, и скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: «Если хочешь избавиться от этой болезни, то крестись поскорее; если же не крестишься, то не избавишься от недуга своего». И услыхав это, Владимир сказал: «Если вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский!» И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с попами царицыными, огласив, крестили Владимира. И когда возложили на него руку, он тотчас прозрел. Уведал Владимир своё внезапное исцеление и прославил Бога, говоря: «Теперь познал я истинного Бога!» Увидела это дружина его, и многие крестились»[24]. И как записано в Никоновской летописи: «В сей день земля и небо ликовали».

Митрополит Иоанн (Снычев) в своей статье «Владимир Креститель» так писал о духовных переменах в личности князя: «В 988 г. князь Владимир возвратился в Киев совсем не таким, каким он покинул город, отправляясь в поход. Совершенно изменилась его нравственная жизнь… Крещение Владимира отозвалось благодатной переменой и среди людей, его окружавших»[25]. А писатель Карпов отмечает: «Принятие христианства совершенно изменило князя Владимира. Он принял новую веру горячо, искренне, со всей страстностью своей незаурядной натуры. Причём принял не только внешние проявления новой религии — новые обряды, пышность и торжественность церковной службы, — но и новые для себя представления о добре и зле, грехе и добродетели, о ценностях видимого и невидимого мира»[26].

По возвращении в Киев с византийской царевной Анной, ставшей его венчанной супругой, князь Владимир приказывает разрушить языческое капище в Киеве, распускает гарем с наложницами, даёт свободу законным жёнам самим избрать себе мужей из неженатых бояр. Рогнеда же, как утверждает тверской летописец, отказалась от такого предложения и «приняла ангельский образ» с именем Анастасия, т. е. постриглась в монахини.

Крещению киевлян предшествовало крещение сыновей и других членов семьи князя, а также бояр ближнего круга. В.Н. Татищев писал о том, что прежде, чем окрестить жителей Киева «митрополит и попы ходили по граду, уча людей вере Христовой». Как уже отмечалось ранее, многие горожане были знакомы с «греческой» верой, немало уже исповедовали её, поэтому решение князя о введении нового, единого для всех, вероисповедания, в Киеве было принято достаточно спокойно — одними по велению сердца, другими, чтобы не прослыть врагами великого князя. Народ говорил между собой: «Если бы новая вера не была лучшею, князь и бояре не приняли бы её»[27].

Духовное преображение великого князя Владимира коренным образом сказалось и на внутренней жизни Русского государства. Как написал поэт А.К. Толстой в «Песне о походе Владимира на Корсунь»: «И на берег вышел, душой возрождён, / Владимир для новой державы, / И в Русь милосердия внёс он закон…». Милосердие, или нищелюбие было поставлено теперь в главу угла новой русской жизни. Помощь обездоленным, слабым, больным — стала важным направлением внутренней политики Киевского государства. Любой неимущий человек мог получить помощь в виде еды или денежной милостыни на княжеском подворье. Для тех же, кто неспособен был самостоятельно явиться за помощью, по указанию князя, отправлялись подводы с продовольствием. Одной из важнейших заповедей для великого князя стала заповедь «Не убий». Претворяя в жизнь судебную реформу, он запретил смертную казнь, не признав юридической практики Византийской империи, которую ему рекомендовали греки, сохранив традиционные для Руси денежные штрафы (виры и продажи в пользу князя, головничество — в пользу потерпевшего, мзда — оплата лекаря). Затем князем Владимиром была проведена административная реформа, которая ликвидировала племенные княжения. Князь Владимир ввёл волостное правление с назначением княжеских посадников. Волостное администрирование способствовало консолидации и укреплению Руси. Для подтверждения суверенитета нового христианского государства князем Владимиром была налажена чеканка русской золотой (златницы) и серебряной (сребреницы) монеты.

 

Однако важнейшим моментом в деяниях великого князя Владимира после крещения стало возведение храмов и создание школ для просвещения народа русского. Профессор С.И. Миропольский, ссылаясь на «Историю Российскую» Татищева, приводит следующую цитату: «Тож повеле (Владимир) ставити церкви и священникам людей приводить на крещение, по всем градом и селам посылая попы ученые. Митрополит же Михаил советовал Владимиру устроить училища, на утверждение веры, и собрать дети в научение. И тако Владимир повелел собрать детей знатных, средних и убогих, раздавая по церквам священники со причетники в научение. Прежде бо неведущие закона не слыхали словес книжных; по Божьему строению и милости явившейся, осени их светом благоразумия, устроены бо были многия училища»[28].

Первым каменным храмом в Киеве стала Десятинная церковь[29] во имя Успения Пресвятой Богородицы (986-996 гг.), построенная на месте гибели варягов-христиан, «сооружение грандиозных размеров (1542,5 кв.м)». Даже разрушенная она представляла собой нечто фантастическое: «Масса мрамора, обломки мраморных колонн и капителей, пол из разноцветного мрамора, куски яшмы и порфира, стекла и шифера, остатки мозаики и фресок — всё это говорит о пышности, богатстве и великолепии храма, не случайно названного летописцем «мраморным»[30].

Итак, где была церковь, там была и школа. И, как отмечал Миропольский, «в основу дисциплины первых наших школ положены были евангельские начала кротости… Народ только что принял новую веру, родители ещё «не бяху ся утвердили верою», матери плакали о детях, отдаваемых в школы», поэтому суровое и требовательное отношение к учащимся могло вызвать озлобление и смуту в народе. Исходя из этого, митрополит Михаил наказывает учителям обучать детей «любовным обычаем», советуя обращать внимание на способности каждого ученика, «дабы не обременять работою сверх сил». Таким образом, подчёркивал профессор, дух христианской кротости [искренне воспринятый и великим князем Владимиром] в первых наших школах являлся совершенно естественным и составлял одно из важнейших условий успеха учения и привлечения к школе народа [31].

Для богослужения и обучения нужны были книги и в немалом количестве. В первое время богослужебные книги на Русь поступали из Болгарии. Постепенно они стали переписываться в Киеве и других крупных древнерусских городах. Таким образом, внедрение и развитие книжной культуры на Руси способствовало расцвету национальной, яркой и оригинальной, культуры, нашедшей своё отражение как в различных видах искусств (живопись: книжная миниатюра, иконопись, фресковое искусство; архитектура (храмоздание), музыка (певческая культура: знаменное пение, демественное пение), так и в развитии ремёсел (ювелирного, костерезного, каменотёсного, плотницкого и пр.). Кроме того, «русская письменность той поры, впитывая в себя книжность Византии, Болгарии и западнославянских стран (Моравия, Панония, Чехия и Польша), в то же самое время сама оказывала большое влияние на литературу славянских народов… Культура Киевской Руси той поры, таким образом, оказывалась не только поглощающей «чужеземные влияния», но распространающей собственное влияние по землям «дальним и ближним»[32].

Во внешней политике великого князя Владимира также произошли изменения. На смену военной активности языческого периода пришла тактика удержания и стабилизации достигнутого. Владимир Святославич поддерживает достаточно дружественные отношения с западными государствами. Как замечает летописец: Владимир «бе живя с князи околными миром, с Болеславом Лядьскым, и с Стефаном Угрьскым, и с Андрихом Чешьскым». Важнейшей заботой великого князя в христианский период его княжения является организация устойчивой обороны южных подступов к Киеву от печенежских набегов. По днепровским притокам строятся фортификационные системы, состоящие из крепостей («градов»), окружённых земляными валами с деревянным тыном. Обновлялись и расширялись крепостные укрепления в городах вокруг Киева (Белгород, Переяславль), а также основывались новые — Василев, Городец Остерский, Воинь и др.

Великий князь Киевский Владимир внезапно скончался 15/28 июля 1015 года и был погребён в Десятинной церкви[33], оставив по себе светлую память как среди приближённых, так и в простом народе. Всей своей жизнью после крещения в корсунской купели князь Владимир показал, что любой человек, даже столь необузданная личность, каким он был в язычестве, способен на духовное преображение, если будет следовать Нравственному Закону[34]. Вследствие этого, все деяния Крестителя Руси были осознаны русскими людьми как благодатный подвиг равноапостольного государя. Будущий митрополит Иларион в 40-х годах ХI в. восклицал в своей Похвале Владимиру Святославичу: «Како ти сьрдце разверзеся? Како въниде въ тя страхъ Божии? Како прилепися любъви Его, не видя апостола пришедша въ землю твою? … Сихъ всехъ не видевъ, како веровавъ?» (Как же открылось сердце твоё? Как вошёл в тебя страх Божий? Как приобщился ты любви Его [Господа Иисуса Христа], если не видел апостола [св. Андрея Первозванного], приходившего на землю твою? … Не видя всего этого, как же ты уверовал?). И далее он называет князя Владимира как «подобника великаго Коньстантина» «во владыках апостола». И в «Службе святому равноапостольному князю Владимиру…», составленной после его прославления, князя Владимира именуют «апостолом равного».                                                                                                                    Первые шаги по церковному прославлению князя Владимира, как полагают специалисты, были предприняты уже в годы правления его сына князя Ярослава Мудрого. Официально празднование святому равноапостольному князю Владимиру, по утверждению митрополита Макария, было установлено святым князем Александром Невским после того, как 15 мая 1240 г. «помощью и заступничеством святого Владимира» была одержана Невская победа над крестоносцами. В XIV в. почитание Владимира Святого активно поддерживалось московским княжеским домом, а с первой половины ХV в. почитание приобрело черты церковно-государственного празднования. В годы царствования Иоанна Васильевича Грозного великий князь Владимир Святославич стал восприниматься как идеал православного государя. В эпоху Российской империи почитание Владимира Святого приобретает подчёркнуто государственный характер[35].

В народе добрая память о великом князе Владимире сохранялась в русском былинном эпосе, где перед слушателями представал образ радушного, хлебосольного Киевского князя Владимира Красное Солнышко («У ласкава князя Владимира / У Солнышка, у Сеславьича, / Было столованье, почётный пир…»[36]), стольный город которого охранялся от наезда степняков богатырскими заставами.

Память о святом равноапостольном великом князе Киевском Владимире на Руси увековечивалась также созданием храмов и монастырей в честь его имени. В ХIХ в. стали сооружаться и памятники, посвящённые его благородным деяниям.

Так, в 1850 г. в Херсонесе был освящён мужской монастырь во имя Владимира Святого, Крестителя Руси, однако во время Крымской войны все его постройки были разрушены. Вновь возродился монастырь в 1858 г. (упразднён в 1924 г. В 1992 г. Церкви был передан Владимирский собор бывшего монастыря, в 2002 г. там прошло первое богослужение). В 1853 г. в Киеве, над Днепром, в специально разбитом здесь парке «Владимирская горка», был установлен первый памятник Владимиру Великому — Крестителю Руси (архитекторы П. Клодт, А, Тон, В. Демут-Малиновский), который на долгие годы стал символом города.

1000-летний юбилей крещения Руси, впервые отмеченный в СССР как церковно-государственный праздник, вновь заставил вспомнить о великом князе Владимире. Первый памятник святому князю-Крестителю Руси в Москве был установлен в возвращённом Церкви Свято-Даниловом монастыре (1988г.). В настоящее время в связи с 1000-летием преставления Владимира Великого предполагается установить в Москве грандиозный монумент на Воробьёвых горах. В 1993 г. скульптором В.М. Клыковым был создан памятник св. Владимиру специально для города Севастополя, а в 1998 г. подобный же памятник был установлен в Белгороде. И в других городах России имеются памятники князю Владимиру (например, во Владимире и Астрахани). Русские диаспоры за рубежом также благоговейно чтят память Крестителя Руси. Памятники равноапостольному князю есть в Канаде, Аргентине, Австрии, Великобритании.

В преддверии юбилейной даты памяти святого равноапостольного великого князя Владимира во многих регионах России и сопредельных государств проходят научные и научно-практические конференции, православные Чтения, посвящённые одной теме: «Князь Владимир, Цивилизационный выбор». Выбор, сделанный князем Владимиром более тысячи лет назад, не утратил особой значимости и по сей день. Как отметил в своём выступлении на региональных Рождественских чтениях (12 декабря 2014 г.) епископ Кинешемский и Палехский Иларион: «Цивилизационное древо, посаженное Владимиром, выросло в мощное древо Русской цивилизации. Появилось одно из величайших государств в истории человечества, которое и поныне влияет на ход истории всего мира. Влияние это широкомасштабно: и в религиозно-нравственном мировоззрении, и в политике, и в искусстве, и в литературе, и в науке, и в техническом прогрессе»[37].

 

Предлагаемый здесь список литературы, несомненно, поможет интересующимся русской историей познать личность великого князя Киевского с разных точек зрения, погрузиться в героическую эпоху зарождения единой Киевской Руси, а библиотечным специалистам даст возможность расширить подбор источников при подготовке библиотечных мероприятий.

 

 

Литература о Великом князе Владимире

 

Житийная литература

 

Акафист с житием святому равноапостольному великому князю Владимиру. — Минск: Изд-во Бел.экзархата БПЦ, 2013. — 48 с.

Память святого равноапостольного князя Владимира, во святом крещении Василия // Синаксарь: Жития святых Православной Церкви. Т. 4: июль-авг. / иеромон. Макарий Симонопетрский. — Пер.с франц. — М.: Изд-во Сретен.мон., 2011. — С. 208-214: ил.

Преставление святого князя Владимира Равноапостольного // Филарет (Гумилевский), архиеп. Чернигов. Жития святых, чтимых Православной Церковью. Т. 4. — М.: Изд. Сретен.мон., 2000. — С. 129-136: ил.

Равноапостольный великий князь Владимир, во святом крещении Василий: 15 июля / 28 июля // Святые воины. — М.: Глас, 2005. — С. 54-58: ил.

 

Историко-биографические работы

 

Владимир (Василий) Святославич / Авт.: А.В. Назаренко, А.С. Преображенский, Н.С. Серёгина, Э.П.Р. // Православная энциклопедия. Т. 8. — М.: ЦНЦ Православ.энциклопедия, 2004. — С. 690-718: ил.

Владимир, во святом крещении Василий, равноапостольный великий князь (1015) // Энциклопедия православной святости. Т. 1. / Сост.: А.И. Рогов, А.Г. Парменов. — М.: Ниола-21-й век; Лик пресс, 2003. — С. 102-103: ил.

Владимир Святославич // Славянская энциклопедия: Киевская Русь — Московия. Т. 1 / Сост.: В.В. Богуславский. — М.: ОЛМА-Пресс, 2001. — С. 194-198: ил.

Владимир Святославич (ум.15.07.1015) / Сост.: А. Экземплярский // Тысячелетие Российской Империи: Энциклопед. справочник. — СПб.: Весь, 2004. — С. 114-115. — Библиогр.: С. 115.

Гумилёв Л.Н. От Руси до России. — М.: АСТ; Астрель; Транзит-книга, 2005. — Из содерж.: Гл. 3. Крещение Руси. — С. 45-56: ил.

Дмитриевский Д., прот. История православной христианской Церкви. — М.: Рус. Хронографъ, 2003. — Из содерж.: Ч. 2. Гл. 1. Начало христианства в России и его дальнейшее распространение. — С. 267-304.

Доброклонский А.П. Руководство по истории Русской Церкви. — М.: Крутиц.патриаршее подворье; О-во любит.церков.ист., 1999. — Из содерж.: Гл. 1. Распространение христианской веры. — С. 13-28.

Духонельников В. Крещение Руси. — М.: Фолио, 2009. — 128 с.

Иоанн (Снычев), митр. Владимир Креститель // Иоанн (Снычев), митр. Русская симфония: Очерки рус.историософии. — СПб.: Царское Дело, 1998. — С. 25-31.

История Российского государства / Сост.: С.В. Карпущенко. — СПб.: Александр ПРИНТ, 2002. — Из содерж.: Картина третья. О князе Святославе и о Владимире святом. — С. 19-22: ил.; Картина четвёртая. О войнах Владимира с печенегами и о князе Ярославе. — С. 27-28: ил.

Карамзин Н.М. Полное собрание сочинений. В 18 т. Т. 1. История государства Российского. — М.: Терра-Кн.клуб, 1998. — Из содерж.: Гл. 9. Великий князь Владимир, названный в крещении Василием. — С. 253-282.

Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М.: Мол.гвардия; ЖЗЛ; Рус.слово, 1997. — 447 с.: ил. — Библиогр.: С. 444-446. — (Жизнь замечат.людей. Сер. Биогр. Вып. 738)

Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. — М.: Терра, 1997. — Из содерж.: Князь Владимир. Его обращение и крещение. — С. 105-114; Крещение киевлян. — С. 121-124; Преображение самого князя Владимира. — С. 124-132; Западный миф о крещении Руси. — С. 132-133.

Колыванова В. Владимир Красное Солнышко. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2014. — 64 с.

            Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. — М.: АСТ; Астрель, 2011. — Из содерж.: Князь Владимир Святой. — С. 8-12: ил.

Лебедев Л., прот. Крещение Руси. — М.: Рус. Хронографъ, 2003. — 319 с.: ил. — Библиогр.: С. 312-318.

Мавродин В.В. Древняя Русь. — СПб.: Рус. Миръ, 2009. — Из содерж.: Гл. 8. Владимир. — С. 268-315.

Мадорский А. Владимир I Красное Солнышко, Креститель // Мадорский А. Русский хронограф: Вся православная Россия времён от Рюрика до Николая II. — М.: Поматур, 1999. — С. 52-57.

Макарий (Булгаков), митр. Моск. и Коломен. История Русской Церкви. Кн. 1. — М.: Изд-во Спасо-Преображен. Валаам.мон., 1994. — Из содерж.: Гл. 4. Обращение к христианству великого князя Владимира. — С. 226-260: ил.

Малицкий П.И. Руководство по истории Русской Церкви. — М.: О-во любит.церков.ист.; Крутиц.патриаршее подворье, 2000. — Из содерж.: Обстоятельства крещения св. Владимира. — С. 12-14; Крещение русских в Киеве. — С. 15-16; Распространение христианской веры. — С. 19-28.                                Матченко И.П. Святый равноапостольный князь Владимир: К 900-летию Крещения Руси. — М., 2011. — 382 с. — Репринт.изд. 1889 г.

Милютенко Н.И. Святой равноапостольный князь Владимир и крещение Руси: [Монография]. — СПб.: Изд-во О. Абышко, 2008. — 578 с.

Миропольский С.И. От основания школ при св. Владимире до монгольского ига // Миропольский С.И. Очерк истории церковно-приходской школы от её возникновения на Руси до настоящего времени. — М.: ПСТГУ, 2006. — С. 15-94.

Москва Православная: Церковный календарь. История города в его святынях. Благочестивые обычаи: [Июль] / Авт.-сост.: М.И. Вострышев, В.Ф. Козлов, А.К. Светозарский. — М.: ИНТО, 2000. — (Б-ка истории Москвы с древнейших времён до наших дней). — Из содерж.: Равноапостольный великий князь Владимир, во святом крещении Василий. — С. 325-332: ил; [История московских храмов во имя св. кн. Владимира существующих и разрушенных]. — С. 336-342: ил.

Нелидова Е. Четыре столицы Древней Руси. — М.: АСТ, 2013. — Из содерж.: Ч. 3 Киев. Гл. 3. — С. 269-286: ил.

Нечволодов А. Сказания о Русской Земле. Кн. 1. — М.: Сварог и К, 1997. — Из содерж.: Гл. 4. — С. 151-216: ил.                                                                                                                                            Петров А.Е. Владимир Святой: Пособие для учителя. — М.: Просвещение, 2008. — 37 с.: ил. — (Герои рос. истории IX-XVII вв.)

Платонов С.Ф. Крещение Руси. Последствия принятия Русью христианства // Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. — М.: АСТ, 2008. — С. 98-111.

Поселянин Е. Призвание России. Святая равноапостольная Ольга. Святой равноапостольный Владимир // Поселянин Е. Святые вожди Земли Русской. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. — С. 12-40: ил.

Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. — Изд. 4-е, стереотип. — СПб.: Лань, 2002. — Из содерж.: Ч. 1, гл. 1. Киевская Русь. — С. 42-85.

Руднев В.А. Слово о князе Владимире: [Монография]. — М.: Сов. Россия, 1989. — 240 с.

Русская земля и Киевская Русь IX-XII веков // Потомство Рюрика / Сост.: прот. А. Соколов. — Н.Новгород, 2007. — С. 13-23.

Святой Владимир: Сборник / Сост. Л. Филимонова.- М.: Сиб.благозвонница, 2012. — 496 с.

Святой Владимир Святославич // Монархи России: 600 крат.жизнеописаний. — М.: Вече, 2005. — С. 162-168: ил.

Соловьёв С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 1. История России с древнейших времён. — М.: Мысль, 1988. — Из содерж.: Т. 1, гл. 7. Владимир святой. Ярослав I. — С. 169-212.

Толстой М.В. История Русской Церкви: Рассказы из истории Русской Церкви. — Б.м.: Изд. Спасо-Преображен.Валаам.мон., 1991.- Из содерж.: Гл. 1. Первые проявления христианства на земле русской. — С. 7-22: ил.

Шмеман А., прот. Исторический путь Православия. — М.: Паломник, 2007. — Из содерж.: Гл. 7. Русское Православие. — С. 348-398.

 

Исторические романы и повести

 

            Брусенцов И.Е. Князь Владимир. — М.: Каскад, 2006. — 172 с.: ил.

Васильев Б.Л. Владимир Красное Солнышко. — М.: ПрозаиК, 2010. — 288 с.

Дмитриев Д.С. Князь Владимир Красное Солнышко: Повесть из первых времён христианства на Руси. — М.: Таус, 2008. — 208 с. — (Тайны. Загадки. Гипотезы).

Емец Д.А. Князь Владимир. — М.: Сретен.мон., 2001. — 48 с. — (Заступники Земли Русской)

Загоскин М.Н. Аскольдова могила: Повесть времён Владимира Первого. — М.: Комсомольская правда, 2014. — 398 с. — (Ист. России в романах).

Ладинский А.П. Голубь над Понтом. — М.: Директ-Медиа, 2010. — 128 с.

Ладинский А.П. Когда пал Херсонес. — М.: АСТ, 1998. — 360 с. — (Б-ка приключений и науч.фантастики)

Мазин А.В. Княжья Русь. — М.: АСТ, 2010. — 468 с.

Мазин А.В. Язычник., — М.: АСТ, 2011. — 512 с.

Никитин Ю.А. Князь Владимир. — М.: Эксмо, 2007. — 864 с.

            Скляренко С.Д. Владимир. Кн. 1-2. — Пер. с укр. — М.: Комсомольская правда​, 2014. — (Ист. России в романах). — Кн. 1. Сын рабыни. — 394 с.; Кн. 2. Василевс. — 558с.

 

Литература для детей

 

            Алдонина Р. Святыни России. — М.: Белый город, 2007. — (Ист. России). — Из содерж.: Две Софии. — С. 4-9: ил.

Баранов А.Г. Наше родное. — М.: Паломник, 2005. – Из содерж.: Крещение Руси. — С. 11-15: ил.

            Воскобойников В. Князь Владимир. — М.: Росмэн, 2006. — 46 с.: ил. — (Отчизны верные сыны)

Воскобойников В. Святой Владимир креститель. — М.: Амфора, 2013. — 64 с.: ил.

Головин Н.Н. Допетровская Русь. — М.: Тверь: Сурож, 2006. — Из содерж.: Святой князь Владимир и крещение Руси. — С. 23-28: ил.

День крещения Руси: 1 авг. (14 авг.по н.ст.) // Какой у нас сегодня праздник, мама? / Сост.: О. Касаткина. — М.: Православ.мир, 2006. — С. 74-77: ил.

Евфимия (Пащенко), мон. Великий креститель Руси: Повесть о св.равноап.вел.кн. Владимире. — М.: Храм Св. Духа сошествия, 2014. — 64 с.: ил. — (Жития святых для детей).

Житие святого равноапостольного великого князя Владимира // Островский К., свящ. Жития святых, изложенные в соращении для детей по свт. Димитрию Ростовскому. — М.: Орбита, 1991. — С. 223-224.

Житие святого равноапостольного князя Владимира. 15 июля // Бахметева А.Н. Жития святых для детей. Июль-авг. — М. Изд-во Сретен.мон., 1997. — С. 64-76.

Ишимова А.О. История России в рассказах для детей. — М.: Фирма СТД, 2006. — Из содерж.: Крещение Руси. От 980 до 988 года. — С. 18-21; Владимир — христианин. От 988 до 1014 года. — С. 21-26.

Крупин В.Н. Князь Владимир Красное Солнышко. — М.: Синтагма, 2013. — 64 с.

Крутогоров Ю. Крещение Руси. Владимир Красное Солнышко. — М.: Белый город, 2004. — 47 с.: ил. — (Ист. России).

Петров В.В., Карпов А.Н. Князь Владимир Красное Солнышко. — М.: Граница, 2008. — 14 с.: ил. — (Защитники Земли Русской)

Платонова А.Ф. Над Днепровскими курганами: [Повесть из жизни Киевской Руси]. — М.: Отчий дом, 2000. — 96 с.: ил. — (Православ.дет.б-ка)

Православный мир. — М.: Круг чтения, 2004. — Из содерж.: Первые христинские мученики на Руси. Послы князя Владимира в Царьграде. Крещение Руси. — С. 157-160.

            Равноапостольный князь Владимир // Избр.жития святых для детей / Сост.: Р. Балакшин. Т. 2. — М.: Изд-во Сретен.мон., 2008. — С. 107-119: ил.

Святой равноапостольный великий князь Владимир: (Память празднуется 15 / 28 июля) // Куломзина С. Рассказы о святых. — М.: Паломникъ, 2003. — С. 80-83: ил.

Святой равноапостольный великий князь Владимир, Креститель Руси. — Минск: Изд-во Бел. Православ. Церкви, 2010. — 24 с. — (Жития святых для детей).

Смоленский Н. Драгоценные камни веры: Рассказы из жизни святых. — М.: Отчий дом, 2012. — 144 с. — (Православ.дет.б-ка). — Из содерж.: Чудо веры: Рассказ из жизни равноап. кн. Владимира.

Шорохова Т. Поход на Корсунь: Ист. повесть. — М.: Отчий дом, 2008. — 158 с.: ил. — (Православ.дет.б-ка).

[1]    Из «Службы св. равноап. вел. кн. Владимиру, нареченному во святом крещении Василием»

[2]    Николай Сербский (Велимирович), свт. Святой князь Владимир — Креститель Руси: Проповедь, произнесённая 15(28) июля 1932 г. в Белграде // Новый журнал. — 1995. — № 2. — С.151-161.

[3]    Упоминание в летописных источниках имени матери великого князя Владимира говорит о том, что Малуша была не просто «роба» княгини Ольги, но имела благородное происхождение. Существует несколько версий происхождения матери князя Владимира. Однако летопись указывает, что Малуша сестра Добрыни, будущего воспитателя («кормильца») Владимира, и что сестра и брат являются детьми некоего Малъка Любечанина, т. е. жителя г. Любеча (близ впадения Десны в Днепр).

[4]    Имя матери Ярополка и Олега история не сохранила. В.Н.Татищев предполагал, что это была венгерская принцесса.

[5]    По утверждению историков О.М. Рапова и Г.Г. Литаврина крещение вел.кн. Ольги произошло в 946г. Эта же дата упоминается в «Византийском словаре» (Спб., 2011; т. 2. — С. 146). Псковский историк А. Александров, ссылаясь на Хроники Адальберта, предполагает, что крещение Ольги случилось раньше, возможно, ещё при жизни кн. Игоря (см. Псковские хроники. — 2000. — № 5), однако в таком случае её месть древлянам за смерть мужа не сопрягается с христианскими заповедями, которым она следовал после крещения.

[6]    Летописцы отмечали, что «в 945 г. в Киеве уже была довольно большая христианская община, собиравшаяся в церкви святого Илии Пророка» (см.: Синаксарь: Жития святых Православной Церкви. — Пер.с франц. — Т. 4. — М., 2011. — С. 208). Историк С.Ф. Платонов также пишет, что «в княжение Игоря в Киеве была уже христианская церковь св. Илии, так как в Киеве «мнози бо беша варязи христиани». В дружине самого князя Игоря было очень много христиан… Христианская вера стала очень хорошо знакома киевлянам ещё при первых варяжских князьях» (Платонов О.Ф. Полный курс лекций по русской истории. — М., 2008. — С. 100)

[7]    Трофимов А. Святые жены Руси. — М., 1993. — С. 16-17.

[8]    Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М., 1997. — С. 55.

[9]    Гумилёв Л.Н. От Руси до России. — М., 2005. — С. 50.

[10]  Филарет (Гумилевский),. архиеп. Чернигов. Жития святых, чтимых Православной Церковью. Т. 4. — М., 2000. — С. 129.

[11]  Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. — М., 1992. — С. 160.

[12]  Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М., 1997. — С. 75.

[13]  Согласно языческим обычаям того времени прилюдное овладение женщиной и убийство её близких родственников носило сакральный характер.

[14]  Филарет, архиеп. Чернигов. Жития святых, чтимых Православной Церковью. Т.4. — М., 2000. — С.130.

[15]  Иоанн (Снычев), митр. Русская симфония: Очерки рус.историософии. — М., 1998. — С. 25.

[16]  Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. — М., 1992. — С. 180.

[17]  Там же. — С. 168.

[18]  Гумилёв Л.Н. От Руси до России. — М., 2005. — С. 50.

[19]  Лебедев Л., прот. Крещение Руси. — М., 2003. — С. 225.

[20]  Филарет, архиеп.Чернигов. Жития святых, чтимых Православной Церковью. Т.4. — М., 2000. — С. 130.

[21]  Лебедев Л., прот. Крещение Руси. — М., 2003. — С. 228.

[22]  Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М., 1997. — С. 171.

[23]  Православная энциклопедия. Т. 8. — М., 2004. — С. 695.

[24]  Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М., 1997. — С. 236. [Этот сюжет перекликается, как это часто бывает в летописях, с новозаветными событиями, описанными в «Деяниях святых апостолов», касающимися исцеления от слепоты Савла, будущего апостола Павла (Деян. 9:18). Исцеление князя Владимира от слепоты после крещения можно также понимать, как избавление его от духовной слепоты и познание им Света Истины, ибо в Евангелии сказано: «Аз есмь свет миру» (Ин. 8:12)].

[25]  Иоанн (Снычев), митр. Русская симфония: Очерки рус.историософии. — СПб., 1988. — С. 29.

[26]  Карпов А.Ю. Владимир Святой. — М., 1997. — С. 280.

[27]  Филарет, архиеп. Чернигов. Жития святых, чтимых Православной Церковью. Т.4. — М.,2000. — С.132.

Однако не везде крещение народа происходило так, как в Киеве. Вот, что писал О.Н.Трубачёв: «Как всё новое, христианство приживалось с трудом. И хотя киевский митрополит Иларион лет семьдесят спустя после крещения повествует об этом событии как о триумфе, действительность была и суровее, и сложнее. В Новгороде, обращённом в новую веру через некоторое время после Киева и из Киева, разыгрались настоящие уличные бои» (см.: Трубачёв О.Н. К истокам Руси: Народ и язык. — М.: Алгоритм, 2013. — С. 195).

[28]  Миропольский С.И. Очерк истории церковно-приходской школы от её возникновения на Руси до настоящего времени. — М., 2006. — С. 20.

[29]  Десятинной церковь называли потому, что вел.кн. Владимир Святославич выделил на строительство храма десятую часть своих доходов (десятину). В 1240 г. при захвате Киева ордынцами церковь была разрушена.

[30]  Мавродин В.В. Древняя Русь. — СПб., 2009. — С. 348-349.

[31]  Миропольский С.И. Очерк истории церковно-приходской школы… — М., 2006. — С. 23-24.

[32]  Мавродин В.В. Древняя Русь. — СПб., 2009. — С. 365.

[33]  Гроб с мощами св. Владимира, Крестителя Руси были утрачены в 1240 г., оказавшись погребёнными под развалинами церкви после захвата Киева войсками Батыя.

[34]  Свт. Николай Сербский (Велимирович) в своём богословском труде «Слово о Законе: Номология» (М., 2007, с. 60) писал, что «счастье и благополучие или несчастье и беды любого человека, любой семьи, любого поколения и любого общества зависят от исполнения или нарушения ими нравственного закона Бога». Жизнь и деяния св.кн. Владимира являются подтверждением тому.

[35]  См.: Православная энциклопедия. Т. 8. — М., 2004. — С. 701-703.

[36]  Из былины «Добрыня и Василий Казимирович».

[37]  См. сайт: www.kp-eparchya.blogspot.ru

u8x7co8

  1. Напишите ФИО, адрес, домашний телефон, возраст ребенка. Мы Вам перезвоним.